• “О Иисус, люблю Тебя!»: размышления архиепископа Рафаэля Минасяна

    Я вам посвящаю это размышление, чтобы восстановить нашу духовную жизнь и посвятить себя миссии, для унаследования лаврового венка вечной жизни


    Сегодня было необыкновенное мгновение. Встав рано утром, я с восторгом смотрел на рассвет, погружаясь в прекрасные цвета природы и громкие звуки птиц, которые особенно украшали и восхваляли Творца.

     

    В этом радостном и спокойном состоянии я вдруг чувствую и слышу таинственный голос, не знаю мнимый или реальный, психологический или божественный голос. Голос смешался с моими мыслями, которые напомнили мне о словах Иисуса Христа обращенные к Петру (Иоанн 21,15). Скажу кратко, что мое внимание было полностью погружено в волнах этого таинственного голоса и я стал инстинктивно отвечать на заданные мне вопросы. Главный вопрос был о любви.

     

    Назвав мое имя, Он спросил: «Ты любишь меня?»

     

    Я решительно и уверенно ответил: «Да, Господь! Я люблю Тебя, Ты- мое спасение, и к кому мне идти?». Этот внеземной или божественный голос приписывая голосу Иисуса, поскольку я христианин, я продолжал слышать Его голос, который спрашивал снова и снова: «Ты полюбил бы меня, если бы ты был инвалидом?».

     

    Ошеломленно я посмотрел на свои ноги, на свои руки, на свое тело и сам себя спросил: «Столько всего я бы не смог сделать, если бы я был инвалидом?». Нерешительно, но смело я ответил этому таинственному голосу, сказав: «Господь, я бы с трудом смирилась с инвалидностью, но все-таки сказал бы да: я люблю Тебя».

     

    Я уверен, что многие были в таком душевном состоянии, когда в глубине души ощущали таинственные чувства и не знали, как от них освободиться. Я слышал этот таинственный голос зная, что это голос Иисуса, поскольку он был сосредоточен на слове любви. Я пытался выйти из этого состояния смотрев на лучи солнца, вдыхая приятный весенний ветерок. Но все напрасно, Иисус продолжал задавать мне вопросы: «Ты полюбил бы меня, если бы ты был незрячим?».

     

    Я подумал о слепых людях мира и перед моими глазами предстали много незрячих, которые ценой своих мучений жили верой и продолжали посещать места поклонения, церкви, храмы и синагоги, чтобы прославить Бога. Было трудно и я, колеблясь, ответил: «Хотя мне трудно представить или принять такое состояние бытия, но я сказал: “Люблю Тебя, о мой Спаситель!».

     

    Я подумал, что закончились бесконечные вопросы и хотел любоваться чудесами природы, но голос продолжал звучать в моих ушах. Как морские волны, он поражал мой мозг и вопросы, словно проливной дождь, лились в моей голове. Эти странные и глубокие размышления будто хотели переместить меня в другую реальность. Голос продолжал задавать вопросы: «Ты полюбил бы меня, если бы ты был глухонемым?».

     

    Я вспомнил диалог между Иисусом и Петром, когда Иисус три раза спросил у Петра: «Любишь ли ты Меня больше, нежели они» (Иоанна 21:15). Петр ошеломленно и немного обиженно, но уверенно ответил: «Так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Иоанна 21:16). Подобно Петру, ошеломлённый и борясь с самим собой, я пытался найти выход из этой ситуации, приняв слова из Первого соборного послания святого апостола Иоанна Богослова, где он говорит: «Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Ин 3:18), я ответил: «Да Господь! Я люблю Тебя, и Ты знаешь, что люблю и буду любить». Я сделал последнюю попытку, чтобы избавиться от мучений, поскольку в подобных случаях трудно без слуха и речи слышать и прославлять Бога. Но было удивительным то, что я продолжал отвечать этому Божественному голосу, повторяя наставление апостола Иоанна: «Я могу прославлять Бога не только языком, но и сердцем и делами». Выражая мысли вслух, я сказал: «O Господь! Ты же устами Исаии сказал: «Так как этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих» (Исаия 29,13).

     

    Я немного успокоился и вышел погулять, чтобы вкусить запах весенних цветов и наслаждаться прекрасным, красочным пением птиц. Я был счастлив, думал, что я в мире с Богом, как вдруг тот же голос внезапно спрашивает меня: «Ты действительно любишь Меня всем своим сердцем и всей своей душой?».

     

    Обращаясь сам к себе я сказал: «Что за безумные мысли летают в моей голове!». Придя в себя и взирая на природу, я пытался развеять эти мысли, ответив кратко и окончательно: «Да Господь! Я люблю Тебя, ибо Ты истинный Бог».

     

    Но я вспомнил о Св. Петре, когда Иисус спросил учеников: «Что говорит народ о том, кто Я Такой?». В ответ они сказали: «Одни говорят, что Ты – Иоанн Креститель, другие – что Илия, а третьи – что Ты один из древних пророков, вернувшихся в мир» (Лука 9,19). Но Иисус не был удовлетворен ответом, и Он же спросил их: «А вы что думаете, кто Я Такой?». Пётр ответил Ему: «Христос Божий» (Лука 9, 20).

     

    После короткого молчания, более мягко и сладко тот же голос сказал мне: «Если ты так уверенно отвечаешь, почему ты отдалился от Меня, когда у тебя все было хорошо, а когда ты попал в беду, обратился ко Мне с мольбой?». Я остолбенел, как Захария, я онемел и слезы навернулись на моих глазах. Я стыдился самого себя, особенно когда напомнил мне о моем эгоизме и поспешных молитвах, в то время, когда я проводил долгие и бесконечные часы со своими родственниками. «Сколько раз ты тщетно обращался за помощью, когда Я был готов тебе помочь, но тебе было стыдно за меня перед твоими друзьями». Я хотел ответить, но мне нечего было сказать…

     

    Я вспомнил Евангельскую притчу о сборщике налогов и заплакал о моих грехах и предательстве. Иисус продолжал говорить сладким и любящим голосом: «Я благословляю тебя, дитя мое, и помни, я отдал тебе все, что имел, не стыдясь за тебя».

     

    Здесь я вспомнил о предательстве апостола Св. Петра, когда схватили Иисуса и отвели в суд, Петр стоял там, а знающие его люди говорили: «И ты был с Иисусом», но он отрекся перед всеми (Мф. 26,69-70). Да, Петр отрекся сказав, что не знает его, и вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом, и горько заплакал. Горько плача как маленький ребенок, я просил прощения: «Прости Господи! Я недостоин называться твоим сыном. О Господи, я сильно согрешил против тебя!».

    День наступил и солнце уже согревало, и я, наполнившись теплом вечного Спасителя и природы, еще слышал голос Иисуса, который продолжал шептать мне на ухо: «Я не оставлю тебя, когда ты плачешь, Я плачу вместе с тобой! Когда тебе радостно, Я радуюсь вместе с тобой, а когда ты в отчаянии, Я воодушевлю тебя! При твоем падении, Я подниму тебя, а когда ты устанешь, Я тебя на плечи подниму,  продолжая идти к вечному счастью․ Я буду с тобой и буду любить тебя до конца света!»․

     

    В моей жизни не было такого случая, когда я, затерявшийся в мыслях и погруженный в одиночествo, плача переживаю вечные минуты. Как я могу остаться безразличен к такой безграничной любви и теплу! Как я мог обидеть такого любящего Бога․․․

    Сегодня мы переживаем предательство нашей духовной жизни․ Сегодняшняя пандемия – это результат человеческого бытия․ Сегодня в панике мы бежим к Богу, умаляя Его спасти нас․ Но насколько мы искренни? Насколько наше покаяние похоже на слезы раскаяния апостола Петра? Насколько мы обращаемся к прощению и миссии Петра?

     

    Дорогие братья и сестры во Христе! Я вам посвящаю это размышление, чтобы восстановить нашу духовную жизнь и посвятить себя миссии, для унаследования лаврового венка вечной жизни.

     

    Архиепископ Рафаэль Минасян, Ординарий армян католиков Армении, России, Грузии и Восточной Европы

    Перевод Наиры Багдасарян

Օրացույց

Օրացույց